Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Битва за Москву

С венюковскими ДШК

Улица Новосельская. Есть на ней дом, на котором укреплена табличка с изображением ордена Отечественной войны. Живет в нем ветеран войны Василий Иванович Балашенко, прошедший эту войну с первых дней. Радушный хозяин, пригласив в гости, вспомнил свою военную жизнь, а я записал его рассказ:

«Великая Отечественная война застала меня 26-летним. До этого я успел окончить молочный техникум. Сразу же после учебы призвали на военную службу. Служил в г. Москве в Первой Пролетарской Краснознаменной дивизии, в отдельной зенитно-пулеметной роте. За службу четыре раза участвовал в парадах на Красной площади. Прослужил два года и демобилизовался в звании младшего лейтенанта.

В 1938 году приехал в Лопасню по направлению. Работать стал в конторе «Главмолоко». В это время в нашем поселке строили молокозавод, который по тем временам выглядел довольно солидным предприятием. Делали там творог, сметану, и все это возили в Москву, да и свои магазины не забывали.

В 1941 году послали меня на трехмесячные курсы переподготовки командного состава. Не успел форму снять, как подошло то самое воскресение – 22 июня, которое вся страна вспоминает с болью. В первый же день войны получил в военкомате предписание на место службы.

Стал я служить в 169 зенитно-артиллерийском дивизионе, в должности командира взвода зенитных пулеметов. Часть наша была еще не сформирована. Были зенитные орудия, но не было пулеметов, да и людей маловато. Направили нас в Рославль на формирование. От Рославля направили нашу часть сначала в г. Брянск, а потом дошли и до Орла, и все это пешком. В Орле стали нас вооружать по положенному по штату расписанию. На взвод дали 3 зенитных установки. Они состояли из 4-х спаренных пулеметов системы «Максим». В г. Орле пробыли недолго. Танковая армия Гудериана, прорвав оборону Брянского фронта, захватила город Орел, и по Симферопольскому шоссе намеревалась дойти до Москвы.

Первый значительный бой выдержал наш зенитно-артиллерийский дивизион под г. Мценском. Зенитные орудия закапывали в землю и готовились к бою с немецкими танками. Последние не заставили себя долго ждать. Артиллеристы дружным огнем уничтожили несколько танков противника, не дав им с ходу ворваться в город. Семь дней шли бои за Мценск, но пришлось отступить. Под Чернью наши батареи стояли в саду и были обнаружены немцами. Налетела группа «Юнкерсов-87», начали бомбить. Сбросив бомбы, пилоты включали сирены и с душераздирающим воем снова пикировали на наши позиции.

Зенитчики батареи действовали дружно и активно, хотя фашистские асы пикировали прямо на их головы, рассчитывая запугать пулеметными очередями, и воем сирен. Пикировал «Юнкерс-87», и я заметил, что одна наша пулеметная установка молчит. Быстро подбежав к пулемету, я отстранил пулеметчика, устранил неполадку и дал длинную очередь по низко летящему самолету.

«Юнкерс-87» задымил, и, отлетев немного от наших позиций, врезался в землю. За сбитый самолет меня наградили орденом Красной Звезды.

Но силы у Гудериана были еще большие, и отступили мы под город Венев. Здесь наша часть попала в окружение. Пушки из окружения мы смогли вывезти, а пулеметы, стоящие на автомашинах, из-за нехватки бензина пришлось бросить, сняв с низ замки.

С боем, прорвав линию фронта, мы вышли к городу Зарайск, но без зенитных пулеметов. Вот тогда-то я вспомнил, что в нашей Лопасне, на Венюковском заводе, выпускают превосходные крупнокалиберные пулеметы ДШК (Дягтерев-Шпагин-крупнокалиберный). Командование части снабдило меня нужными документами, дали грузовик, и поехал я из Коломны в Лопасню, которую, казалось, не видел уже целый век.

Приехал в Венюково, а завод-то эвакуировался, и казалось, рухнула вся затея – не видать новеньких ДШК. Стал ходить около проходной, расспрашивать людей. И вдруг появляется участковый инспектор милиции М.П. Семенов и, вежливо представившись, требует документы.

Пришлось мне объяснять, что я не шпион, а приехал на завод по делу. Михаил Петрович внимательно выслушал меня, обещал помочь. Он долго звонил по телефону в разные инстанции, а затем направил меня к председателю районного Совета Петру Яковлевичу Леонову. Здесь выдали нужные документы, и поехал я вновь на завод. Пулеметы решили собрать из деталей, которые находились на складах. Сборкой взялся руководить Николай Иванович Сошников. Перед началом сборки прошлись по квартирам и набрали нужных специалистов, которые еще не уехали в эвакуацию и не были призваны в армию.

Пулемет ДШК собрали только один, а еще для одиннадцати подготовили части и упаковали их в ящики. Правда, все полученные детали к пулеметам не прошли термообработку и были не вороненые. Но к этому времени моя часть уже была в Туле, и на одном из заводов взялись двести пулеметы до нужной кондиции. Итак, в результате поездки я привез в свой дивизион 12 новеньких крупнокалиберных пулеметов. И до сих пор я с благодарностью вспоминаю М.П. Семенова, П.Я. Леонова, Н.И. Сошникова, а особенно кладовщика Павла Николаевича Милягина. Это он, обойдя все кладовые, сумел набрать деталей для сборки так нужных для нас ДШК.

С получением пулеметов в нашем дивизионе организовали зенитно-пулеметную группу, а меня назначили ее командиром. Наши войска в это время перешли в наступление. Сначала воевали под Калугой, потом подошли к городу Мосальск. Нашему 169 зенитно-артиллерийскому дивизиону приходилось охранять от немецких самолетов аэродромы, железную дорогу, вокзалы.

На фронт поступало много грузов, и немецкие самолеты старались их уничтожить. Отличились и наши земляки – «венюковские» пулеметы. Еще зимой 1942 года, во время налета фашистской авиации на наш аэродром, пулеметчики из ДШК сбили немецкий бомбардировщик «Хейнкель-111». Самолет упал недалеко от наших позиций, и мы ходили смотреть на свою работу. А в качестве трофея принесли парашют, из которого сшили несколько пар нижнего белья.

В 1943 году зенитно-артиллерийский дивизион был переформирован в полк. А командира дивизиона назначили заместителем командира 50 армии по ПВО. В это же время сменил свою должность и я. Меня назначили помощником начальника оперативного отдела 38 стрелкового корпуса.

Здесь я и расстался с венюковскими ДШК. В стрелковом корпусе под командованием генерал-майора А.Д. Терешкова я служил до конца войны, форсировал реки Неман, Вислу, Одер, войну закончил в Берлине. Был награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды и многими медалями».

А.П. Семёнов, экскурсовод Музея