Музей Памяти 1941-1945г. Чехов

Стремиловский рубеж

Сводный полк

В истории 17-й стрелковой дивизии, оборонявшей Стремиловский рубеж осенью-зимой 1941 года, особый интерес представляет боевой путь сводного стрелкового полка. Тут есть свои "белые пятна" и немало вопросов. Например, почему и когда возникла необходимость в его формировании, где он дислоцировался, каков его боевой путь? Когда, наконец, он "созрел" до того, что от него отпочковалась прежняя "троица" –1-й, 2-й и 3-й стрелковые полки, которые приняли первоначальные номерные наименования – 1312-й, 1314-й и 1316-й?

Известно, что первым комдивом 17-й стрелковой дивизии был Петр Сергеевич Козлов – полковник, участник финской кампании 1939-40 годов, за которую он, как летчик, был награжден орденом Красного Знамени. Отступая от Спас-Деменска, где дивизия получила боевое крещение в тяжелых боях с немецкими захватчиками, соединение достигло Угодского Завода. Было это в середине октября 1941 года. Там оно получило подкрепление, там за подписью комдива издано несколько боевых приказов. Последним был приказ от 17 октября 1941 года, в котором по управлению дивизией сделано 8 новых назначений. Но главное, там соединение получило боевую задачу – оборонять этот населенный пункт.

Однако дивизии не суждено было создать здесь прочный заслон врагу, и она под напором превосходящих сил противника вновь начала отступать, в основном через леса, теряя людей и боевую технику. Остатки воинов к 20-21 октября вышли на восточный берег Нары у деревни Бегичево Лопасненского района. Любопытна написанная от руки архивная записка от 21.10.41 года за подписью командующего группой войск генерал-лейтенанта Акимова и члена Военного Совета армии бригадного комиссара (подпись неразборчива) следующего содержания: "Комбригу Любарскому и батальонному комиссару Кудря. Немедленно принять командование 17 СД. Полковнику Козлову и бригадному комиссару Яковлеву быть при дивизии, помогать комбригу Любарскому и батальонному комиссару Кудря". Записка – свидетельство крайне обостренного и драматического положения на фронте у западных границ нашего района. Этот день был поворотным в судьбе руководства дивизии. Ее командир и комиссар отстранялись от должности. Больше того, с ведома командующего Западным фронтом к ним была применена высшая мера наказания за, якобы, неорганизованный, без должного отпора врагу отход наших войск. Комбриг Любарский и батальонный комиссар вступили в командование дивизией 21 октября 1941 года. Но через три дня последовало новое назначение: у руля дивизии, перешедшей в состав 43-й армии, оказался генерал-майор Селезнев Дмитрий Михайлович (приказ по дивизии от 24.10.41). А на другой день за его подписью издается, в соответствии с директивой командующего 43-ей армией, приказ о формировании сводного стрелкового полка. Создание его в двухдневный срок поручено начальнику штаба дивизии майору Ф.Ф. Масленникову. Командиром полка был назначен полковник Бекишев, комиссаром – старший политрук Попов. Через три дня полковника Бекишева, отправленного на излечение в госпиталь, заменил полковник Волков Федор Андреевич.

 Ф.А. Волков

Полковник Волков Федор Андреевич, командир сводного стрелкового полка 17-ой стрелковой дивизии. На груди у него два ордена, первый – орден Красного Знамени. 12 декабря 1941 года он был отправлен в распоряжение отдела кадров армии с благодарностью и наградой от командования дивизии. Дальнейшая судьба полковника неизвестна. О нем нет каких-либо материалов и в совете ветеранов 17-ой стр. дивизии. *

Принцип формирования сводного полка был таков: от каждого из предыдущих трех полков – по одному батальону из числа оставшихся бойцов. Таким же путем формировались и спецподразделения: от прежних батальонов – в роты, например, роты связи, ПВО, транспортная, саперная и т. д. Приказом по дивизии от 26.10.41 года были назначены: начальником штаба полка – капитан Афанасьев Иван Васильевич (из 1312 СП), командиром первого батальона – старший лейтенант Виноградов Михаил Васильевич (из 1312 СП), командиром второго батальона – капитан Накаидзе Владимир Самсонович, командиром третьего батальона – старший лейтенант Пристятенко Федор Матвеевич (из 1316 СП).

В дни образования сводного полка в штабе 43-ей армии решался непростой вопрос – о формировании сводной дивизии из остатков 312, 53 и 17 стрелковых дивизий, отступавших от Малоярославца, Угодского Завода и Тарутина. Об этом свидетельствует приказ № 14 штадива сводной стрелковой дивизии от 24.10.41 года со ссылкой на директиву командующего 43-ей армией от 23.10.41 года. Командиром сводной дивизии был назначен полковник А.Ф. Наумов, являвшийся командиром 53 СД, комиссаром – полковой комиссар Зыков. Приказ заканчивался словами: "Впредь до выяснения обстановки сводному полку оставаться на занимаемом рубеже". То есть, в районе деревни Высоково.

На следующий день на этот приказ последовало следующее письменное донесение от вновь назначенного командира 17СД генерал-майора Д.М. Селезнева:

"Командующему 43-ей армией. Копия: командиру сводной СД.
1. В соответствии с директивой командующего 43 армией от 24.10.41 года о слиянии 312, 53 и 17 СД в сводную стрелковую дивизию доношу:
2. Сводный полк из частей 17 СД к 12.00 2.10.41 года сформирован. Командир полка – полковник Бекишев, военный комиссар полка – батальонный комиссар Попов, начальник штаба – капитан Афанасье. Боевой состав полка: комначсостав – 186 чел., младший нач. состав – 266, рядовой состав – 1452, винтовок – 1367, станковых пулеметов – 14, ручных пулеметов – 35, автоматов – 94, минометов – нет, 76 мм орудий 1927 года – 2. Боеприпасами, продовольствием полк обеспечен полностью..."

Донесение очень корректное и обстоятельное. Оно говорит о выполнении директивы командующего 43-ей армией об образовании сводного полка, о его уже выступлении для выполнения боевой задачи, ставится вопрос о том, как быть с оставшимися штабами и спецподразделениями, относящимися к штату дивизии. Просматривается мысль комдива о необходимости сохранения дивизии как боевого соединения со всеми его спецподразделениями. И в штабе армии эту заботу комдива поняли и поддержали.

Что касается первого боевого выступления сводного полка с целью овладения районом Тунаево, Курилово, Рыжково, с размещением штаба в Мелихове (ныне Калужской области), то оно, имея разведывательный характер, всех поставленных задач не решило. Не удалось из-за сильного встречного огня занять Мелихово, где намечалось разместить штаб сводного полка. В дальнейшем в ходе обороны Стремиловского рубежа он располагался в д. Высоково и Растовка. Существенной подмогой сводному полку были приданные дивизии части: первый батальон 616 сп, первый батальон 405 сп и второй Люберецкий полк с общим числом 1428 воинов, в распоряжении которых было 1150 винтовок и карабинов, 10 станковых пулеметов, 16 - ручных, 2 пушки 76 мм, 10 минометов. Следует сказать, что в дивизии тогда было 146 грузовых автомашин, 1 легковая, которая находилась при штабе дивизии (д. Булычеве) – в ведении командира части.

 В.А. Алексеенко

Алексеенко Василий Лаврентьевич, подполковник (в 1941 году), ставший командиром сводного стрелкового полка вместо Ф.А. Волкова. Был переведен из 1312 стрелкового полка, где он был тоже командиром части. Прошел всю войну, дослужившись до звания генерал-майора. Грудь его украшают пять боевых орденов.

Враг наседал, укреплял свои позиции, заняв Тунаево и Леоново, имея целью прорыв обороны наших войск и захват на своем направлении поселка Лопасня. Перед сводным полком, как и перед всей дивизией, была поставлена задача укрепления оборонительной системы боевого рубежа, что было определено приказом по 43-ей армии от 29 октября 1941 года, а затем от 3 ноября 1941 года. Непрерывным потоком дивизии шла помощь – в людских ресурсах, в вооружении, продовольствии. Третьего ноября, например, в полк прибыло 193 человека, а через два дня – еще 447. Благодаря пополнению стали восстанавливаться второй и третий стрелковые полки. На 10 ноября их было уже три (первый, второй, третий, причем в первом был всего 41 военнослужащий, во втором – 1597 и в третьем – 1576). Всего в дивизии со спецподразделениями уже 4836 человек. Рост по всем позициям наблюдается и в донесении от 15 ноября: в первом полку всего военнослужащих уже 527, во втором – 1203, в третьем – 1879. Всего в дивизии 5125 человек. В донесении же на 20 ноября вновь была восстановлена (и уже не исчезала до самой Победы) первоначальная нумерация стрелковых полков. Всего в дивизии 4519 человек, т. е. личный состав уменьшился более чем на 600 человек. Почему? Да потому, что 14-15 ноября прошли ожесточенные бои с фашистскими захватчиками за деревню Леоново, которая переходила из рук в руки, причем обе стороны тогда понесли тяжелые потери. Немцы тут потеряли до двух рот (200-250 чел.), мы – в три раза больше – более 600 человек, из них около 150 убитых и более 470 пропавших без вести, включая потери по 26-ой танковой бригаде, участвовавшей в этих боях. Анализ этих потерь по архивным документам, а также свидетельства старожилов деревень Леоново, Стремилово, Мелихово говорят о том, что основная часть бойцов погибла во время сражений.

 И.Г. Русских

Подполковник Русских Иван Григорьевич, командир 1314 стрелкового полка, провел в этой должности весь период обороны на Стремиловском рубеже. Затем был госпитализирован. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Роясь в Архиве, я наткнулся на короткое пояснение по этому вопросу, которое исходило от руководства дивизии в ответ на запрос штаба армии: "Начальнику отдела укомплектования 43-ей армии. На № 04/ 01070 от 20.02.42 года. Доношу: основная причина потерь объясняется крупным боем без участия танков при сильно укрепленной обороне противника". Письмо подписали: начальник штаба 17стрелковой дивизии полковник Баланцев и комиссар штаба батальонный комиссар Землянский. Этот по-военному краткий ответ многозначителен по смыслу. Во-первых, он подтверждает версию о том, что пропавшие без вести в большинстве своем погибли в ходе боев, во-вторых, это было тяжелейшее для нашей стороны сражение, когда красноармейцы, испытывая острый недостаток в стрелковом оружии, не имели танковой поддержки, да еще при сильно укрепленной обороне противника.

Находясь в Архиве, я поинтересовался, откуда были все эти погибшие и пропавшие без вести воины. По территориям верх берут Новосибирская область и Алтайский край, за ними г. Москва и Московская область, Красноярский край, Омская, Курская, Ивановская области. На них приходится до 90% всего личного состава. По национальности большинство русские, но есть среди них и украинцы и представители других народностей. В какой-то мере это подтверждает и Книга отзывов посетителей Стремиловского музея боевой славы, где можно встретить отклики родственников, приезжавших на Братскую могилу из разных городов России и бывшего Советского Союза.

Все три снимка взяты из Архива Минобороны, публикуются впервые (фото из газеты, 3 мая 2005 года).

А. Вишняков, Газета "Чеховский вестник", 3 мая 2005 года

* Благодарим В.Ф. Волкова – сына Ф.А. Волкова – за сообщение о дальнейшей судьбе его отца:

«Уважаемые товарищи! с некоторой задержкой сообщаю вам, что мой отец – Волков Фёдор Андреевич, в 1941 г. командир 2-го Особого Люберецкого, затем сводного и 1316-го полка, впоследствии комдив 145-й с.д., комкор 91-го с.к., зам.командующего 3-й ударной армии, Герой Советского Союза. В послевоенные годы помощник командующего советскими войсками в Германии, ст. преподаватель Академии им. К.Е. Ворошилова, кандидат военных наук, скончался 23.12.1954, покоится на Новодевичьем кладбище».

04.04.2009