Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Боевой путь семнадцатой

Стремиловский рубеж

16 ноября весь день политработники проводили беседы с бойцами о боевой задаче по обороне. Настроение в подразделениях неплохое. В этот день было принято в партию 4 человека. Комбат Богданов, комроты Липай, сержант Дегтярев и помкомроты Жмоляев. Они – лучшие люди, показавшие себя в бою. И еще двое бойцов (фамилии их не названы). Отмечается хорошая работа военфельдшера Баранник, которая на себе вынесла под обстрелом несколько раненых.

Вечером 16 ноября и на следующий день весь политаппарат направляется в подразделение для работы по уточнению потерь и выявлению отличившихся в бою. Это донесение, с которым я познакомился сравнительно недавно – в нынешнем году (она хранится в архиве особняком, но в хронологическом порядке), в какой-то мере проясняет обстановку и характер боев за Леоново-Тунаево 14-15 ноября 1941 года. Во-первых, из него явствует, что наше командование бросило в наступление на эти пункты более крупные силы, чем об этом говорится в приказе комдива о подготовке к этой операции. Не две роты третьего сводного полка, а два батальона, не рота мотострелкового батальона 26-й танковой бригады, а целый этот батальон плюс отдельная танковая бригада.

Мы не знаем, сколько именно танков с нашей стороны участвовало в этих боях, но то, что их было более полутора десятка, очевидно. Об этом свидетельствует, в частности, приказ по 26-й танковой бригаде от 13 декабря 1941 года № 057, в котором в параграфе седьмом говорится: «Нижеперечисленные боевые машины и транспортные средства, подбитые в бою 14-16 ноября, из списков танковой бригады списать».

В этом списке значится: танков Т-34 – 7, танков Т-60 – 8, грузовых и легковых машин — 9. Под приказом стоят подписи командира бригады полковника Бурдова, военного комиссара старшего батальонного комиссара Алексеева и начальника штаба района Новоселова.

Во-вторых, это донесение информирует о крупных потерях в наших частях, участвовавших в боях. 80 процентов потерь в мотострелковом батальоне – это примерно 400 человек. Велики потери и в стрелковом полку, где от двух батальонов – второго и третьего – осталось 200 человек, сведенных при отходе на прежний оборонительный рубеж в одну роту.

Начальник политотдела дивизии подтверждает эти выводы и в следующем донесении – от 17 ноября, в котором, в частности, говорится: «В результате происшедших боев 14 и 15 ноября наши части произвели сначала успешно наступательную операцию, а затем вынуждены были отойти на старые позиции, имелись большие потери как со стороны врага, так и с нашей. В частности, значительные потери понесли второй и третий батальоны 3-го сп. В настоящее время количество потерь уточняется».

В связи с донесением Грачева от 16 ноября возникает еще один вопрос: кто командовал в бою третьим стрелковым батальоном – капитан Пристяженко Ф. М., утвержденный в этой должности приказом по дивизии от 12 ноября 1941 года, или старший лейтенант Богданов Николай Васильевич, который упоминается в донесении как комбат, тогда как тем же приказом по дивизии он был назначен заместителем комбата. Замечу только, что в будущем списке награжденных орденами и медалями за эту операцию, который появится через несколько дней, не будет ни того, ни другого, как не будет ни командира второго стрелкового батальона М.В. Виноградова и его заместителя старшего лейтенанта Хайбрека Демидовича Заманова.

начало | продолжение →

А.С. Вишняков. Газета «Чеховский вестник», 1 декабря 1994 г. 1994 г.

  • Стремиловский рубеж
  • Боевой путь семнадцатой
  • Битва за Москву
  • В суровом 1941-м
  • Оборона Москвы в Лопасненском районе
  • Стояли насмерть
  • Сводный полк
  • Диорама боя
  • Трагедия деревни Леоново
  • От Нары до Вислы