Музей Памяти 1941-1945г. Чехов

Боевой путь семнадцатой

Стремиловский рубеж

Среди погибших немало офицеров. По этому поводу по дивизии был издан специальный приказ от 10 декабря 1941 года, в котором, в частности, говорится: «Нижепоименованный командно-начальствующий состав, павший в боях за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество в борьбе с германским фашизмом, исключить из списков 12-ой стрелковой дивизии».

Всего в нем значится 12 офицеров, из них большинство из 1316-го стрелкового полка. Среди них капитан Афанасьев Иван Васильевич – начальник штаба полка, лейтенант Иванов Иван Сысоевич – заместитель командира стрелковой роты, лейтенант Юсупов Абдурахман Кадирович – командир стрелковой роты, младший лейтенант Призняков Ибрай Хасанович – командир взвода, младший лейтенант Булавин Федор Никитович – командир взвода минроты, лейтенант Галичан Федор Петрович – командир радиовзвода , лейтенант Чертусев Сергей Владимирович – командир пулеметной роты, военный техник первого ранга Аристов Сергей Яковлевич – командир взвода, младший лейтенант Шабавтов – командир огневого взвода из 980 артполка. Из управления дивизии погибли старший лейтенант – Поваров Анисим Васильевич – помощник начальника первого отдела и старший лейтенант Куприянов Виктор Николаевич – начальник химслужбы (последний был ранен 15 ноября 1941 г. и умер от ран). Из младшего начальствующего состава (сержантов) погибло 12 человек, рядового – 80.

В 26-ой танковой бригаде погибли в боях за Леоново-Тунаево: полковник Левский Михаил Ильич – командир бригады, военный инженер второго ранга Литвиненко Николай Никитович – начальник связи бригады, капитан Иванов Василий Павлович – заместитель командира роты малых танков 26-го танкового батальона, старший лейтенант Чеккуев Бахмут Бекерович – командир роты, лейтенант Сычевой Иван Афанасьевич – заместитель командира роты, лейтенант Амельченко Анатолий Николаевич – командир пулеметного взвода, лейтенант Бакулин Петр Иванович – командир взвода противотанковой батареи, лейтенант Гурьянов Тимофей Гурьянович – командир стрелкового взвода, лейтенант Корчагин Николай Иванович – командир взвода разведроты, старшина Груздинский Семен Николаевич.

Среди пропавших без вести по 1316-му полку значится 12 офицеров (фамилии не названы), по 26-ой танковой бригаде их тоже несколько человек, в том числе: полковник Гринберг Вилл Янович – начальник штаба бригады, капитан Хорошенко Владимир Иосифович – заместитель начальника штаба, лейтенант Ожерельев Матвей Ильич – зам. командира 26-го мотострелкового батальона, лейтенант Кочетков Трофим Харламович – командир взвода, лейтенант Бутов Василий Никитович – командир взвода, лейтенант Русаков Гавриил Федорович – командир взвода, лейтенант Смирнов Валентин Николаевич – командир взвода бронемашин. Как видно из сведений, все офицеры и рядовые из обеих частей пропали без вести 1 5 ноября 1941 г. под Леоновом. Как пропали, куда пропали – никто толком объяснить не может. Дело в том, что непосредственных участников боев за Леоново за многие годы никого встретить не удалось.

Публиковавшиеся воспоминания бывшего заместителя командира 1316-го стрелкового полка капитана Кузнецова не касались вопроса потерь. Не могли же в радиусе небольшой деревни разом в один день пропасть, не оставив никаких следов, полтысячи человек. Вновь обратился к Архиву. Сохранилось донесение 1316-го стрелкового полка о потерях с 10 по 17 ноября 1941 года, подписанное начальником штаба старшим лейтенантом Бобровым, в котором указано: убито и умерло на этапах эвакуации 102 человека; ранено, контужено с эвакуацией в госпиталь 242, пропало без вести – графа не заполнена, попало в плен 132, всего потеряно 478. В другом донесении о потерях, с 10 по 18 ноября, эти цифры соответственно выглядели так: 102, 271, 217 (это пропало без вести), графа с прочерком и 590. В дальнейших донесениях эта графа «попало в плен» так и оставалась с прочерками. Почему пленные перекочевали в соседнюю графу «пропало без вести», нетрудно понять: так, видимо, было подсказано сверху. Не иначе, как только с такой формулировкой «пропал без вести» – отсылались извещения домой к родственникам. То, что масса людей под Леоновом попала в плен, выясняется и в беседе с одним из старожилов Тунаева – Виктором Павловичем Дмитриевым. Когда немецкие солдаты заняли деревню, ему было четырнадцать лет, и он многое помнит о тех далеких событиях войны. В частности, он сказал, что слышал от местных жителей, как колонну наших пленных немцы из Леонова уводили куда-то в западном направлении.

Среди пропавших без вести, как мы убедились, есть значительное число пленных, но какова их дальнейшая судьба – никто не знает, как не знали того, что стало с теми, кто не попал в плен, а числится в категории пропавших без вести: За многие годы не пришлось встретить ветерана войны, участника леоновских боев, кто бы вернулся оттуда. К сожалению, никакие службы ни в прошлом, ни ныне этим вопросом не занимаются, а надо бы. Теперь о потерях со стороны противника. Сведения о них противоречивы. В журнале боевого пути дивизии говорится, что за эти дни боев за Леоново немцы потеряли 800 челолвк убитыми и ранеными. В оперативном же донесении от 15 ноября 1941 года сказано: «Потери противника 14 ноября до двух рот». То же самое мы видим и в дневниковой записи, подводящей итог боям за Леоново-Тунаево: «За 14-1 5 ноября противник потерял до двух рот пехоты, захвачены трофеи: 10 ручных пулеметов, 22 винтовки, одна 37 мм пушка, 3 миномета, 22 снаряда, 60 мин, 49 ручных гранат...» Две роты — это примерно 300—350 человек. На этом основании мы можем сказать, что потери наших войск в боях за Леоново-Тунаево почти в три раза больше, чем у противника.

В записках о боевом пути дивизии, как уже говорилось, нет обстоятельного разбора боев за Леоново-Тунаево в середине ноября 1941 г. Так, в журнале «Краткая характеристика боевых действий соединения» этому событию посвящено несколько строк. «В ночь на 15.11.1941 г. 1316-ый стрелковый полк проводит силовую разведку, выбивает противника из опорных пунктов Леоново-Тунаево, захватив при этом значительные трофеи. Выявив силы противника, характер его обороны, подразделения отходят на исходные позиции – лес 1,5 км северо-западнее Леонова». Здесь все предельно кратко и гладко, так что можно подумать, что приказ по армии и дивизии относительно этой операции выполнен безупречно. На самом деле не совсем так. Боевые задачи были выполнены не полностью. У фашистов не были отбиты две другие деревни — Дедня, Жуково, а Леоново-Тунаево на второй день боев пришлось вновь оставить, понеся тяжелые потери. Вместо захвата «языков» многие наши воины сами попали в плен.

начало | продолжение →

А.С. Вишняков. Газета «Чеховский вестник», 8 декабря 1994 г